Eurowine

Бегом от соблазнов

О лозе санджовезе, путешествиях с детьми и о том, каково американскому виноделу в Италии

История развивается по кругу: американец итальянского происхождения Джон Мариани сделал состояние, импортируя итальянское спиртное в США, а его потомки вернулись в Тоскану, чтобы научить итальянцев делать… качественное вино.

Официальная история компании Banfi гласит, что она «была основана в 1919 году молодым американцем итальянского происхождения для импорта вина в США и со временем стала одной из крупнейших на этом рынке». «Постойте, — скажет читатель, — какой мог быть импорт спиртного в США в 1919-м? Ведь в том году был принят сухой закон?» Действительно был принят. И настоящая история Banfi оказывается много интереснее официальной.

Уроженец Коннектикута Джон (Джованни) Мариани приехал в Милан — на родину предков — в десять лет, его воспитывала тетка, Теодолинда Банфи — кухарка и экономка миланского архиепископа Акилле Ратти (будущего папы Пия XI). В Милане молодой человек постигал тайны итальянской кухни и многообразие вин. Когда Джону исполнилось двадцать, он решил вернуться в США и начать бизнес — импорт итальянских вин, приправ и масел. Компанию он назвал Banfi — в честь любимой тети, научившей его всему.

Когда ты путешествуешь и видишь страсть и интерес, с которым люди относятся к вину, ты проникаешься к нему любовью
Вот только время молодой человек выбрал очень неудачное: шел 1919 год, и Конгресс США уже одобрил введение сухого закона. Но Джон не отказался от своих планов: с импортом трав и оливкового масла проблем не возникло, но из спиртного ввозить в США разрешалось только амаро — горькие итальянские травяные ликеры (в каждой итальянской провинции — свой рецепт), которые продавались в американских аптеках как средство для улучшения пищеварения. Причем Мариани не только импортировал амаро из Италии, но и производил собственное в США.

С отменой сухого закона в 1933 году предприниматель смог наконец реализовать свою мечту и начать поставки в США итальянских и французских вин, со временем компания Banfi превратилась в крупного импортера. Дело Джона Мариани продолжили два его сына — Гарри и Джон Мариани-младший. Именно они нашли в Италии вино, которое пришлось по вкусу американцам и озолотило компанию, превратив Banfi в одного из крупнейших винных импортеров США: игристое Riunite из винограда ламбруско, импорт которого в Америку начался в 1967 году, до сих пор остается самым популярным красным вином из Италии в США.

«Для многих в Штатах Riunite было вообще первым вином, которое они попробовали, американцы по-прежнему любят сладкий вкус», — объясняет Кристина Мариани-Мей, внучка основателя компании и соуправляющая Banfi.
Российский импортер десять лет пытался привезти Кристину к нам, но впервые она смогла приехать в Москву лишь в этом году. «Раньше никак не получалось, — смеется мать троих детей дошкольного возраста, — то беременна, то с грудным, то беременна, то с грудным». Мы сидим с Кристиной и ее мужем Маршаллом в Bosco Cafe на Красной площади, я рассказываю им о Кремле, она мне — о Banfi.

На пике популярности Riunite Banfi продавала почти 12 млн ящиков (по 12 бутылок) этого вина в год, но Джон Мариани-младший не желал останавливаться на достигнутом. В 1970-х годах он отправился в путешествие по Италии в поисках новых интересных вин. (Джон-младший оказался провидцем: к концу XX века на рынке США появилось много вин, похожих на Riunite, к тому же виноделие в стране бурно развивалось, а вкусы американцев эволюционировали — они научились ценить и сухие вина, в 2006 году продажи Riunite в Америке составили 2,3 млн ящиков.) В том путешествии его сопровождал итальянский винодел Эцио Ривелла (они подружились еще в 1950-х, когда американец нес срочную службу в Европе). Путешественники посещали винные хозяйства, знакомились с их методами производства, но, когда пытались рассказывать о других стандартах виноделия, относились к ним, мягко говоря, скептически (тем более что один из них был американцем): «Молодые люди, мы делаем вино таким образом из поколения в поколение — чему вы можете нас научить?»

Тогда они поняли, что нужно покупать землю и строить собственную винодельню. Ривелла привез Мариани-младшего в Монтальчино. Это сейчас Монтальчино — один из самых известных и дорогих винодельческих регионов Италии, а до Второй мировой войны здесь было всего одно хозяйство, производившее вина под собственной маркой — Biondi-Santi. В 1960-х годах их уже был десяток, еще десять лет спустя — 25 (сегодня в Монтальчино 250 производителей). Ривелла и Мариани решили создавать хозяйство именно в Монтальчино — хоть и были в Тоскане чужаками: первый — из Асти (Пьемонт), второй — и вовсе из Нью-Йорка. В 1978 году семья Мариани приобрела в Монтальчино семь различных хозяйств, которые превратились в единую компанию. В 1984 году был куплен замок XI века, и компанию переименовали в Castello Banfi. (Масштабные инвестиции стали возможны потому, что к тому времени Banfi уже превратилась в одну из крупнейших компаний — импортеров вина в США. Сегодня Banfi продает 7 млн ящиков в год, из них около 200 тысяч собственного производства, остальное — других производителей, в том числе 4 млн — чилийское вино Concha y Toro, продажи в США — около $300 млн.)

Ривелла пригласил в новорожденное винное хозяйство молодого энолога Руди Буратти — тоже чужака (из Трентино, с севера Италии). Новички с энтузиазмом принялись внедрять в сонном регионе современные принципы виноделия (ферментацию при контролируемой температуре, новые емкости для брожения и выдержки вин), высаживать международные сорта винограда…

Но главное, что виноделы Castello Banfi всерьез занялись изучением клонов винограда санджовезе (главного красного сорта Тосканы) — тем, чего до них практически никто не делал. Эта работа велась в сотрудничестве с учеными университетов Милана и Пизы. Было идентифицировано 600 вариаций санджовезе, растущих вокруг Монтальчино, из них 180 генетически различных клонов высажены на экспериментальном винограднике.

Получаемые с этих лоз виноматериалы сравнивались, и после десяти лет исследований виноделы выделили 15 клонов санджовезе, наилучшим образом подходящих для производства топового местного вина — Brunello di Montalcino. Результаты этих исследований были зарегистрированы в соответствии с законодательством ЕС — так что другие виноделы тоже могли ими пользоваться.

«Мы никогда не скрывали результатов этих исследований, — рассказывает Кристина. — Мы открыли их для итальянского правительства, для наших соседей. И сегодня большинство из них пользуется тем, что открыли мы».
В Монтальчино Banfi делает не только вино (виноградники занимают 1/3 сельхозземель) — выращиваются также сливы, оливки, выпускается оливковое масло… А еще тосканское поместье сыграло важную роль в личной жизни Кристины — предложение руки и сердца Маршалл сделал ей в Италии.

После нескольких лет его ухаживаний Кристина пригласила Маршалла в Тоскану, чтобы показать свои земли и замок. «Я хотела убедиться, что он любит именно меня, а не мою недвижимость», — смеется Кристина. Для судьбоносного ужина Маршалл выбрал ресторан в Риме — на последнем этаже Hotel Eden, один из лучших и с шикарным видом на город. «Я уже с утра поняла, что сегодня он сделает мне предложение, — вспоминает она, — у него так смешно топорщился боковой карман пиджака (где была коробочка с кольцом), и он постоянно его ощупывал».

«И представьте мой ужас, когда я услышала знакомый голос, обернулась и увидела, что за соседним столиком сели наш директор по экспорту с клиентами, — говорит Кристина. — Но итальянцы — люди деликатные, они сразу почувствовали, что у нас важное свидание, и ушли, так что все прошло очень романтично».

В Москву Кристина и Маршалл приехали без детей — они остались в Италии с бабушкой. «К счастью, винодельческий бизнес — семейный. Дети очень часто путешествуют вместе со мной, так как я сама себе босс, мне не нужно ни у кого спрашивать разрешения, могу ли я взять детей с собой. Путешествую три-четыре месяца в году, но никогда не уезжаю без детей больше чем на неделю, поскольку очень по ним скучаю».

Дети сопровождают мать и во время ее поездок на спортивные соревнования — Мариани-Мей серьезно увлекается бегом, и в этом году начала участвовать в марафонах: хорошо пробежав в Нью-Йорке, она получила право участвовать в еще более знаменитом Бостонском марафоне, в Бостон ее приехала поддержать вся семья. Лучший результат — 3 часа 32 минуты. «Это быстро, но, конечно, не быстрее всех: моя работа — винный бизнес, — смеется Кристина. — А в этом бизнесе ты всегда подвергаешься соблазнам: прекрасные вина, прекрасные блюда, долгие посиделки за столом. Так что нужно думать о физической форме. И потому буду продолжать участвовать в марафонах».

Наследники Castello Banfi пока еще слишком малы, чтобы приучать их к вину. «Хотя в доме у нас на столе всегда было вино (мы же американские итальянцы), но ребенку сложно понять букет и вкус вина, — объясняет Кристина. — А вот когда ты путешествуешь и видишь страсть и интерес, с которым люди относятся к вину, ты проникаешься к нему любовью. Отец брал меня в поездки, если они совпадали с каникулами. Мне было лет семь, и мы приехали в Швейцарию, оказались на большом празднике, посвященном сбору урожая, все были в костюмах, все было очень живописно, проходил фестиваль воздушных шаров…

В той поездке отец впервые познакомил меня с вином — в основном это были французские вина: мы ходили по ресторанам, он рассказывал мне про них… Так что мои первые воспоминания о вине связаны не со вкусом, а с путешествиями».

Несколько лет назад в Монтальчино разразился крупный скандал: полиция начала обыски в крупнейших винодельческих компаниях по подозрению в том, что они разбавляют дорогое брунелло более дешевым вином с юга Италии. Под колпак попали в первую очередь крупнейшие производители, в том числе и Banfi, у которой были арестованы все бутылки с брунелло урожая 2003 года.

«Мы оказались под прессом журналистов — это было очень тяжело, — вспоминает Кристина. — Могу только догадываться почему: возможно, потому, что компания большая, успешная, принадлежит американцам… Самое обидное, что “наводчик” оказался из нашей среды, из Монтальчино».
Но скандал затих так же неожиданно, как и начался: в октябре 2008 года Banfi была признана невиновной, никто из других производителей тоже не пострадал. Очевидно, зачинщики скандала, да и сами итальянские регуляторы осознали, что конфликт не выгоден никому. «Действия итальянских регулирующих органов очень отличались от того, как в такой же ситуации действовали бы американские регуляторы, — поясняет совладелица Banfi. — Нам понадобилось более года, чтобы убедить министра и прокурора, что проблема не в нас, а в недостаточно четко прописанных технических процедурах производства вина. Нас и многие другие винодельни проверили в прошлом году — никто не был признан виновным. В этом году, как я вижу, проверяют другие: по поводу технических процедур, а не составления блендов. Наше винодельческое сообщество должно сообща переделать некоторые нормативные акты. Но хорошая сторона любого кризиса в том, что в конце он несет с собой перемены — это и есть эволюция».

Кризис позади, и Мариани уже начинают готовиться к празднованию 100-летия Banfi: собираются сделать юбилейное вино. «Мы открыли винодельню в 1984 году — это было большое событие: позвали журналистов со всего мира, коллег, — говорит Кристина. — Но празднуя в стенах средневекового замка, ты понимаешь, что 100 лет — это все еще слишком мало».

http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2010/12/17/16645


EuroWine

18/12/2010 08:19



Languages

Ужгородский коньячный завод Директор - Гисем Владимир Васильевич 88000, Украина, г. Ужгород ул. Тимирязева, 19, тел.: (0312) 63-86-21, 64-20–93 e-mail: ukz@tysa.ua

ВИНОГРАДАРСТВО И ВИНОДЕЛИЕ Аналитические исследования, Экспертизы, Консультации Александр Сидоренко +38(050) 318-16-90