Eurowine

КРЫМСКОГО КОНЬЯКА ПОЧТИ НЕ ОСТАЛОСЬ И НА ОЧЕРЕДИ ВИНО?

Крымские производители винно-водочной продукции, чья деятельность, к слову, для республики бюджетообразующая, бьют тревогу. Работать в государстве, которое в вопросе поддержки отечественного производителя так и не перешло от слов к делу, становится все сложнее. В результате крымского коньяка, изготовленного из местного сырья, уже почти не осталось, а скоро такая участь может постичь и вино, потому что европейские перспективы Украины чреваты не только запретом использования чужих
географических названий, но и технологий.

Акцизной маркой по фальсификату. И мимо
Главным ударом по легальному производству традиционно считают фальсификат. В последнее время его действительно стало много, причем как своего, крымского, разлитого в нелегальных цехах и гаражах, так и привезенного на полуостров из других регионов. Секрет популярности этого продукта прост — он гораздо дешевле оригинальных напитков, а по вкусовым качествам неискушенному потребителю подделку не отличить. Хотя фальсификат фальсификату рознь: бывает откровенная бодяга, а бывает дешевое ординарное вино, выдаваемое за марочное. И украшает его, как настоящий напиток, акцизная марка с голограммой — тоже фальсифицированная, но как две капли воды похожая на настоящую. И это притом, что вводили марки с целью защитить настоящий продукт от подделки.

Замначальника ГНА в АРК Николай Кочанов признается: налоговикам давно известны схемы появления таких поддельных марок, но искоренить их они не в состоянии, ведь в стране процветает коррупция. «Поддельные акцизы везут в Крым из Турции, — рассказывает он. — Их изготовитель каким-то образом узнает серии и номера марок, выданных тому или иному предприятию, и дублирует их. В прошлом году сотрудниками ГНА изъято 20 млн. таких марок». А сколько не удалось поймать на границе? Так что никто не даст гарантии, что вино с акцизной маркой имеет хоть какое-то отношение к Крыму.

Теперь в Кабмине собираются отказаться от голограммы на акцизных марках. Николай Кочанов объясняет идею тем, что изготовление защитного знака — удовольствие дорогое, но, как оказалось, бессмысленное, потому что на подделках голограммы ничуть не хуже, чем на оригинальных марках. Так что тратиться на них нет смысла. Но решение об изменении внешнего вида марок еще не принято, а виноделы уже в шоке, потому что для них каждая новация — сплошные убытки. Дважды в государстве меняли внешний вид акцизных марок — и дважды государство забывало забрать у виноделов остатки старого образца. После последнего обмена у крымских производителей осталось 32,9 млн. марок стоимостью около сотни миллионов гривен. «Минфин должен был выделить деньги на компенсацию стоимости старых марок, — оправдывается Николай Кочанов. — Но в бюджете-2011 деньги на это не заложили. И это второй раз, когда мы наступаем на те же грабли, замораживая оборотные средства производителей». Зато государство неплохо зарабатывает на своей забывчивости.

Хотя что действительно нужно было бы изменить в марках, так это убрать с них размер акцизного сбора, считают производители. «У нас 70 наименований марок, до 10 позиций сувенирной продукции, и на все нужны марки», — говорит главный винодел НПО «Массандра» Любовь Корчинская. Не будь на них точной цены, не скапливались бы неиспользованные марки, замораживая деньги.

Не дешевле 100 грн. за бутылку
Еще один удар по крымскому винно-водочному сектору наносит дорогое сырье. Министр АПК и продовольствия Крыма Валерий Кравец приводит любопытную статистику: оказывается, в Украине продается в 3 раза больше крымского вина, чем производится виноматериалов. Спасибо за это нужно сказать отнюдь не виноградарям, а дешевому порошковому вину и беспошлинному ввозу виноматериалов из-за рубежа.

Но если истинно крымское вино еще осталось на прилавках магазинов, то коньяк уже большая редкость. «Люди просто не знают, что уже давно не пьют крымский коньяк, — говорит директор симферопольского винно-коньячного завода Валерий Ермаков. — Он остался только в дорогом сегменте, стоимостью более 100 грн. за бутылку. Но эта группа составляет всего 5% от общего объема выпуска коньяка».

Из чего производится остальной «крымский» коньяк? Все из тех же импортных материалов. «Для того чтобы произвести 1 л спирта в Крыму, нужно купить 12 л виноматериала по 2,5 грн. (в прошлом году цена его была около 4 грн.). В результате себестоимость 1 л спирта — 37 — 38 грн. И я должен этот литр заложить в бочку на 3 года и на это время забыть о вложенных деньгах, — рассказывает он. — Готовый же выдержанный трехлетний спирт из Испании стоит $1,95, и они сами его доставляют. Естественно, производителям выгоднее запасаться импортным, завозимым из Испании, а чаще Грузии и Азербайджана. Но азербайджанский спирт гонят из чего придется, хоть из дыни: везут из Ирана сусло, которое уже прошло термическую обработку, снова сбраживают и перегоняют. При этом документы выдают, что трехмесячному спирту 3 года или 5 лет — сколько надо, столько и напишут». Так закупают за рубежом спирт большинство производителей, разве только кто-то лучшего качества, кто-то худшего. Коньяк из него получается не фальсифицированный, а просто не лучшего качества, но точно не крымский.

Во Францию со своим шампанским не ездят
Впрочем, стоит ли вспоминать былые времена, если они никогда не вернутся, а ситуация в обозримом будущем грозит только усугубиться. ЕС, в который Украина все еще стремится, намерен оставить крымских производителей без привычных названий спиртных напитков, потому что для него они — географические. «Если это произойдет, мы забудем крымские хересы, как и шардоне, каберне, мерло, портвейны, — говорит директор предприятия «Дионис» Сергей Маликов. — Запрет производить вина под названиями, используемыми в ЕС, грозит огромными убытками, потому что нужно будет разрабатывать новые бренды и продвигать их на рынок». Только «Массандра», по словам Любови Корчинской, произвела за 5 лет портвейна 2,5 млн. декалитров, мадеры — 400 тыс. декалитров. То есть запрет на них приведет к многомиллионным потерям предприятия. А ведь речь идет не только о запрете использования названий на экспортных товарах, но и запрете использовать их на внутреннем рынке. «Нам сказали, что это политический момент: чтобы стране давали кредиты, нужно чем-то поступиться, — говорит она. — Мы понимаем, но дайте нам переходный период хотя бы 10 лет, а не полтора года».

Впрочем, как выяснилось, ситуация еще сложнее. «Две недели назад было совещание в Киеве, где виноделам рассказали, что предварительные протоколы с ЕС уже кем-то из украинских чиновников подписаны и в них речь идет о запрете не только географических названий, но и технологии производства вин», — говорит Валерий Ермаков. На что крымская власть в лице Кравца лишь пожимает плечами: если в Киеве вопрос решен, то поднимать его вновь — «марна праця».

Но ведь за кого-кого, а за отечественных производителей, которые в Украине стремительно вымирают, стоило бы бороться, потому что их деятельность — бюджетообразующая, по крайней мере, для Крыма. По словам Николая Качалова, «Крымская водочная компания», евпаторийский и симферопольский винзаводы, «Дионис», «Новый Свет», «Солнечная долина», «Крымский винный дом», «Массандра» и «Крымский винно-коньячный завод «Бахчисарай» в 2010 году уплатили 695 млн. грн. акцизного сбора, что вдвое больше, чем в 2009-м, когда отчисления составили 349 млн. грн. Положительная динамика наблюдается и в 2011 году: если за 2 месяца 2011 г. было собрано 42 млн. акциза, то в 2011-м уже 86 млн. грн. А кто будет наполнять казну, если уничтожить подакцизников?!

Источник: http://1k.com.ua/366/details/3/6


EuroWine

21/03/2011 05:19



Languages

Ужгородский коньячный завод Директор - Гисем Владимир Васильевич 88000, Украина, г. Ужгород ул. Тимирязева, 19, тел.: (0312) 63-86-21, 64-20–93 e-mail: ukz@tysa.ua

ВИНОГРАДАРСТВО И ВИНОДЕЛИЕ Аналитические исследования, Экспертизы, Консультации Александр Сидоренко +38(050) 318-16-90