Eurowine

ВИНОДЕЛЫ. БОЛЬШОЕ ПЛАВАНИЕ

Источник: markets.eizvestia.com

wine_517.jpg

Чего можно ожидать от страны, которая на протяжении многих лет являлась Колымой всей британской короны? Страны, в которой нет железной дороги и грузы возят автопоездами? Где ходят охотиться не на кабанчика, а на кенгуру? Где сумчатые даже волки? Отличного вина!
Можно гордиться наследием многих аристократов, которые две, а то и три сотни лет назад занимались селекцией винограда на территории нашей страны. Можно радоваться, что благодаря вкусу и разговорчивости крестьян князя Голицына изобретены купажные вина. Но, увы, то, что производят последователи селекционеров и князей, довольно часто ввергает в уныние. Виноделие стран Нового Света в этом отношении кажется издалека образцово-показательной картинкой, которая внезапно появилась на полке магазина.

Басби. Джеймс Басби
Но не все было так просто. В стране потомственных мятежников и уголовников возделыванием виноградной лозы занялись около двух веков назад. Однако послужной список австралийцев довольно долго играл с виноделами злую шутку. Их не воспринимали всерьез. Только на рубеже веков, прошлого и нынешнего, на вина с кенгуру на этикетке наконец обратили внимание.
Хотя виноград произрастал на континенте весьма прилично, даром, что в другом полушарии. Часто Австралию немного снисходительно называли «Виноградником Джона Булла». Джон не был ни виноделом, ни сомелье и даже не был виноградарем. Вряд ли он когда-то существовал на самом деле. Джон Булл — обобщенный среднестатистический англичанин, который родился благодаря памфлету английского публициста Джона Арбентота, написанному в 1727 г. Булл, как следует из слова, человек не слишком высокого происхождения. Что-то в духе русского Ивана или немецкого бюргера. В британской версии — это краснолицый приземистый мужчина с довольно непростым выражением лица и рыжими бакенбардами.
Гораздо большее влияние на ход истории австралийского виноделия оказал не Джон Булл, а Джеймс Басби. Он был не бритом, а жил во Франции. И не был уголовником или вертухаем. Как и положено французскому персонажу, что жил близ Бордо, учился на факультете… нет, не криминалистики, а виноградарства в сельскохозяйственной школе.
Отправляясь в далекую страну, он не искал лучшей жизни себе. Через два здоровенных океана он провез 363 виноградных саженца. На старте было 543, но их укачало по дороге. Все они были торжественно рассажены в ботаническом саду Сиднея и в двух штатах — Виктория и Южная Австралия.
Австралийцы утверждают, что их разросшееся хозяйство берет начало именно от тех трехсот с лишком саженцев, которые не боятся качки. Дескать, и шираз, и рислинг, и каберне совиньон — все они потомки странствующего винодела Басби. Басби-бумеры!
Иногда тамошние виноделы могут даже позволить себе высокомерно заметить, что именно их виноградники теперь более европейские, чем какие-нибудь заросли на склонах провинции Бодо или долины Роны. Потому как настоящий европейский виноград был уничтожен филлоксерой в конце ХIХ в. Хотя и в Австралии филлоксера погуляла порядочно.

Польза эмиграции
Значительный толчок развитию виноделия в Австралии дали французские, немецкие и далматские эмигранты, работавшие на добыче камеди. Они не смогли отказаться от своей привычки попивать вино вечером за столом. Поэтому в этой стране было потеряно немало геологов, которые переквалифицировались в виноделов.
Но австралийцы никуда не спешили. И прежде чем дорасти до проявлений наследственного ханжества, производили столовые вина для матушки-короны. К концу 70-х гг. ХIХ в. годы практики начали давать свои результаты. Легкие вина, привезенные из страны кенгуру, начали получать медали в Париже и Лондоне. Иногда даже золотые.
Но мода делает свое дело. Иногда она подрабатывает даже гробовщиком. Популярность сухих вин пошла на спад, и виноградники раскорчевали под пастбища. На смену сухим винам пришли вина крепленые и пиво. Когда солдаты по всему миру зачехляли оружие после Первой мировой, австралийцы уже вовсю экспортировали портвейн, херес и красное вино.
В тридцатых из колонии через два океана в Британию везли больше вина, чем через Ла-Манш из Франции. Но мода пришла с косой и в этот раз. К концу Второй мировой экспорт стал снижаться и столовые вина теряли актуальность.
В 70-х гг. чаша весов вновь качнулась в пользу столовых вин, но опять ненадолго. И после очередного подъема и распространения домашнего виноделия к середине 80-х гг. «Шираз» и «Гринаш» пришлось даже снять с производства. Предложение вин явно превышало спрос, и их перестали выпускать в угоду снижению объемов производства. Так решило правительство.
По иронии судьбы примерно в это же время экспорт протягивает виноделам руку помощи. К тому же австралийцы определились со специализацией и взялись за белые сорта винограда, такие как «совиньон блан» и «шардоне».

Консервативные выдумщики
Начиная с 70-80-х гг. ХХ в., австралийские сухие вина постепенно втягиваются в конкуренцию с европейскими винами. После этого в 1980-х винные обозреватели наконец-то начинают признавать, что австралийские вина обладают великолепным качеством. Австралийцы также были ориентированы на производство сепажных вин.
К примеру, вино, произведенное из винограда одного сорта, именуется моносепажным, из винограда двух сортов, что бывает реже,— бисепажным. Такие вина стали популярны благодаря благосклонности потребителя. Проще запомнить название сорта винограда и понять его вкус. В свою очередь виноделам несколько проще работать над улучшением вкусовых качеств. А значит — продавать такие вина дороже.
Чопорные французы хоть производят подобные вина, но все же не признают их как отдельную категорию. А Национальный институт наименований, подтверждающий происхождение, настаивает на том, чтобы указание на сорт винограда, содержащееся на этикетках столовых вин, в случае вин с подтвержденным происхождением появлялось только на дополнительной этикетке.
В 80-х гг. и наступает звездный час австралийского вина, который длится уже добрых пару десятков лет. С каждым годом виноделы только добавляют оборотов. В 2000 г. количество виноделен достигло 400. В этот же год было экспортировано 19,2 млн. л. Сегодня виноделы с оптимизмом смотрят в будущее и ставят амбициозную цель — утроить производство до 2025 г. И ни много ни мало преобладать в мировом экспорте вин.
Нужно сказать, австралийские виноделы прошли довольно нелегкий путь. Начинали они с простых и непритязательных столовых вин и добрались до самых высот признания в этом искусстве.
Это происходит неспроста, а за планами увеличения производства крепкая база. Они без раздумий используют самые передовые открытия и изобретения во всех областях, хоть как-нибудь связанных с виноделием. Практически именно австралийцы держат первенство по апробации и запуску в серийное использование всяческих инноваций.
Например, здесь впервые в мире внедрен в производство температурный контроль брожения сусла для получения качественного вина. Среди последних нововведений австралийского виноделия — завинчивающиеся крышки на бутылках, благодаря которым вина меньше портятся из-за пробковой болезни.
Два университета ежегодно выпускают высококвалифицированных специалистов, а теория критической оценки стала основой прославленных австралийских винодельческих школ.
Причины успеха местных вин кроются в необычном подходе к виноделию и его высокой технологичности. Здесь не является определяющим место выращивания винограда, как во всем мире. Виноделы считают, что главное — качественный виноград с необходимыми характеристиками, который даст вину нужные аромат и вкус. Поэтому они часто смешивают виноград из разных регионов.
Видимо, отчасти наплевательское отношение к европейским напыщенным правилам и разграничению на терруары и апелласьоны и помогло австралийцам вскарабкаться на четвертую ступеньку по экспорту вин в мире.


EuroWine

19/12/2011 17:25



Languages

Ужгородский коньячный завод Директор - Гисем Владимир Васильевич 88000, Украина, г. Ужгород ул. Тимирязева, 19, тел.: (0312) 63-86-21, 64-20–93 e-mail: ukz@tysa.ua

ВИНОГРАДАРСТВО И ВИНОДЕЛИЕ Аналитические исследования, Экспертизы, Консультации Александр Сидоренко +38(050) 318-16-90