Eurowine

ПАСТВА И АЛКОГОЛЬ

С Богом против пьянства – с помощью молитвы, бедности и смирения владелец иконописной мастерской Михаил Морозов ведет борьбу с российским народным заболеванием. Это, действительно, райский уголок. Пологие холмы, луга с сочной травой, густой березовый лес и кристально чистая родниковая вода. Именно в этом идиллическом месте расположен населенный пункт Дураково, насчитывающий несколько десятков домов. По ухабистой и разбитой проселочной дороге - если сухо - можно проехать в деревню. Но если идет дождь, то она превращается в трясину по колено. Туристы сюда не наведываются. Дураково – единственная деревня, откуда навсегда был изгнан русский эликсир – водка. Для многих пьющих и наркозависимых эта деревня, расположенная в Калужской области примерно в 140 километрах к югу от Москвы, является последним прибежищем перед смертью.

default_3.jpg

17 лет назад предприниматель Михаил Морозов основал приют под названием «Обитель ТИЛь». Буквы «ТИЛ» означают «терпение, искренность и любовь». «Обитель» - старое русское слово, означающее приют, а также монастырь. Всего в приюте у производителя икон побывали 1000 зависимых от алкоголя и наркотиков человек. Но далеко не всех удалось вылечить, откровенно признается он. Этот 56-летний предприниматель с комплекцией борца не является священником и не имеет никакого теологического образования. Двадцать лет назад он сам много пил, признается Морозов. Что касается религии, то он, как и большинство людей в атеистическом Советском Союза, не имел к ней практически никакого отношения. Но контакт с православным священником обратил его на путь веры. Тогда он, по его собственному признанию, находился на самом дне.

Морозов рассказывает охотно, особенно когда пытается соединить вместе религию и жизненную философию. Но без пафоса - в работе с таким контингентом с ним многого не добьешься.
Своих пациентов он уважительно называет подопечными. Один раз в неделю он собирает всех жителей обители на территории своей усадьбы, расположенной в двадцати минутах ходьбы от деревни Дураково. Уже издалека над верхушками деревьев можно увидеть поблескивающие круглые башни его поместья. Это огромное строение из камня и побеленного известью кирпича - с башнями, эркерами и кованными воротами. Оно представляет собой нечто среднее между средневековым замком архиепископа и какой-то фантастической крепостью. У Морозова есть что-то от трезвого эксцентрика.

Строгий кодекс
Основу терапии составляет программа Анонимных Алкоголиков. Я ее немного приспособил к православным правилам русского менталитета, говорит он, улыбаясь. Молитва, работа, дисциплина и смирение. Кодекс очень строгий. Православие мало уделяет внимания конкретному состоянию души. К грешникам отношение весьма снисходительное. Беглых пациентов фабрикант принимает вновь. Чем больше грех, тем глубже раскаяние - такой вывод делает практическая философия Восточной церкви. Утилитарное отношение к морали повлияло также на потребление водки. Ибо тот, кто практиковал смирение, может все себе позволить. Народ извлек из этого свой урок – лучше смиренно грешить, чем стремиться к совершенству. Так как это связано с необходимостью делать усилие.

Морозов представляет собой исключение, и, по сути, он еретик, которого раньше отлучили бы от церкви. Он не только считает водочку дьявольским порождением, но и помогает падшим. Православной отрешенности от мира чужда забота о ближнем. Церковь не только не вмешивается в отношение паствы к алкоголю. В течение многих веков пьянство считалось профессиональным заболеванием служителей церкви. Тогда как трезвость противоречила представлению о духовном лице. В этом отношении сегодня мало что изменилось. В России все пьют до полусмерти, однако церковь не отваживается выступить против пьянства. Не удивительно, так как это является расхожей формой национальной идентичности. А в вопросах идентичности церковь теперь является авторитетом. Морозов практикует трезвость, однако он не допускает возникновения подозрений относительно сектантского уклона. Критику позиции церкви он не допускает.

Антирусская аргументация
Он православный патриот и он верит в миссию России. Но даже такие искренние и жертвенные увещеватели как Морозов не могут освободиться от того, что Зигмунд Фрейд в своем эссе «Достоевский и отцеубийство» называл характерной русской чертой: в борьбе первичных позывов индивида с требованиями человеческой общности Достоевский регрессирует к подчинению как мирскому, так и духовному авторитету, к поклонению царю и Богу, а также к русскому мелкодушному национализму. Тот, кто попеременно грешит, а затем в своем раскаянии выдвигает высокие моральные требования, слишком удобно устраивается. По мнению Фрейда, такой человек не практикует отречение - важную составную часть нравственности. Этим объясняется боязнь анализа, характерная для России, а также неспособность к нему.

Государство и церковь ведут ожесточенные споры относительно права на винокурение и торговлю спиртными напитками для пополнения своей казны. Без пьяного бюджета это государство не смогло бы стать империей. Крестьян, которые вообще не хотели пить, силой загоняли в кабаки. Там они должны были как можно быстрее напиваться, так как никакой еды не предлагалось. С того времени ускорение пьянства оказалось оторванным от общественного ускорения. Насильственная коллективизация народа после сращивания государства и церкви стало совместным проектом, с помощью которого пьянство превратилось в культурную норму. Советский Союз формировал свой огромный военный бюджет при помощи налога на водку и табак.

Егору помогла вера
В этом приюте проживают 70 человек. Те, кому вне его стен становится неуютно, могут остаться здесь навсегда. Егор живет в обители уже пять лет. Этот 30-летний мужчина пристрастился к наркотикам с 14-и лет. Ни одно из лечебных заведений не могло ему помочь. Теперь, по его словам, он не принимает наркотики. Но я еще не чувствую себя готовым для внешнего мира, признается Егор, который в последнее время уже стал правой рукой Морозова. Егору помогла вера, а его мать в знак благодарности даже крестилась, рассказывает он, показывая нам обитель. В одном из деревянных домов он останавливается перед кроватью – над ней висит гитара, а на полке стоят иконы. Здесь жил Сергей, говорит Егор. Сергей был в прошлом уголовником, а в обители он отучал молодых наркоманов и алкоголиков от другой страсти: от прославления тюремной жизни и от тюремных баллад, пользующихся в России большой популярностью. Тюремная зона провозглашается в этих песнях особой частью России, а также мужским миром со своими законами и собственными ритуалами потребления алкоголя.

В стране, где половина населения сидела, а другая ее охраняла, это не вызывает удивления, так как часовен в тюрьмах раньше не было.

Дураково представляет собой срез российского общества. Здесь банкир сидит рядом с шофером, сотрудник спецслужб рядом с вором, проведшим половину своей жизни за решеткой. А врач делит комнату с московским рэпером. Алкоголизм в России – народное заболевание, объединяющее все общественные классы. По статистике, из 120 миллионов человек старше 15 лет 7 миллионов являются алкоголиками. При этом медицинские работники исходят из большего количества людей, страдающих от алкогольной зависимости. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно один россиянин потребляет 18 литров чистого алкоголя, тогда как средний показатель в мире составляет 6,2 литра. Самый известный эксперт в этой области Александр Немцов считает, что даже 18 литров – это заниженный показатель. Половина потребляемого алкоголя вообще не регистрируется, так как самогон не учитывается в государственной статистике. Причиной половины смертей в возрастной группе от 15 до 54 лет является алкоголь. Целые территории уже вымерли, а только в последние годы перестали существовать 6 000 деревень. Для тех, кто попадает в российскую деревню, причина становится очевидной. В окнах стоят пластиковые стаканы с мутноватой жидкостью, накрытые резиновой перчаткой. Если наполненная газом перчатка начинает раскачиваться, значит самогон готов. В народе это называют гитлеровским приветствием.

В мифе о водке сложно разобраться, в том числе и потому, что она является эликсиром существующего мужского культа. Я думал, что быть мужчиной, означает пить водку, говорит Морозов, держа на руках своего годовалого сына. Русские на самом деле напиваются до смерти – употребление водки негативно влияет на производство тестостерона и сперматозоидов, с тревогой констатируют ученые. Только для мужских особей английской камбалы, североморской трески и тростниковой жабы во Флориде характерны более высокие темпы сокращения численности мужских особей. Эти потери уже невосполнимы.

«ТИЛь» не является монастырем, но похож на него. Его жители сами снабжают себя всем необходимым - занимаются сельским хозяйством, животноводством, здесь есть также авто- и столярная мастерская. Терапия и проживание бесплатные. Пожилые люди, желающие остаться, отдают свою пенсию. Это для хозяина обители еще один - помимо икон - источник доходов. Для многих он отец, а еще и исповедник, врач и единственная опора, почти как святой, но и себе на уме. Кроме того, он вызывает симпатию. Государственные лечебницы не могут похвастаться и половиной тех результатов, которых добивается он. На самом деле нам необходимо два человека на одного пациента, но есть только я и Господь Бог, говорит он, улыбаясь. И еще, естественно, икона Богоматери, стоящая в небольшой церкви и способная помочь, когда возникает пагубное желание. Дураково означает деревня для дураков. Но дурак – это не идиот, это скорее юродивый во Христе. Однако самой деревне это не помогло. Последний ее житель напился до смерти еще до того, как Морозов купил эту землю. В наследство ему достались только тысячи этикеток для самогона.

Eurowine
Источник: inosmi.ru


EuroWine

24/08/2011 09:58



Languages

Ужгородский коньячный завод Директор - Гисем Владимир Васильевич 88000, Украина, г. Ужгород ул. Тимирязева, 19, тел.: (0312) 63-86-21, 64-20–93 e-mail: ukz@tysa.ua

ВИНОГРАДАРСТВО И ВИНОДЕЛИЕ Аналитические исследования, Экспертизы, Консультации Александр Сидоренко +38(050) 318-16-90